logo

Проект Стамбульского канала в фокусе российских и турецких публикаций

Резюме

Примечательным явлением в сфере морских транспортных коммуникаций в наше время стало расширение узловых глобальных коридоров. В июле 2015 г. была введена в строй вторая ветка построенного в 1869 г. Суэцкого канала. Через год заработала вторая линия Панамского канала, сооружённого в 1920 году. Теперь настала очередь Босфорского пролива: параллельно ему турецкое правительство намерено проложить Стамбульский канал. Если это произойдёт, в Черноморском регионе кардинально изменится международно­правовая ситуация. Последнее напрямую затрагивает интересы России, что вынуждает её определить свою позицию по отношению к проекту. В целях выяснения степени изученности описанной проблемы, а также для оценки адекватности прогнозов в настоящей статье дан анализ основных российских и турецких публикаций по главному турецкому мегапроекту за 2011 – 2020 годы. Оценка степени изученности проблемы позволит ограничить количество «повторяющихся» статей и наметить новые направления исследований. Особенно это актуально сейчас, когда Россия отказалась от оппозиции Стамбульскому каналу. В отличие от турецких экспертов российские исследователи фокусируют внимание на внешнеполитических последствиях строительства канала и приходят к зачастую необоснованным выводам. Более перспективным представляется нам изучение экономической составляющей строительства канала, поскольку судьбу любого проекта определяет финансовая сторона вопроса. Это особенно важно после переноса сдачи Стамбульского канала с юбилейного 2023 г. на более поздний срок, в результате чего проект стал одним из наиболее заметных факторов во внутриполитической жизни Турции.

Ключевые слова:

проект Стамбульского канала; СК­23; канал «Стамбул»; конвенция Монтрё; КМ­36; российско-турецкие отношения; Босфор; Чёрное море.


Авторы: Андрей Болдырев

Посмотреть статью в PDF